Press release / Nov. 11, 2019

Спонсоры и идейные вдохновители режима аль-Асада прячут миллионы долларов в московском имуществе

Новое расследование Global Witness показывает, как близкие родственники и сообщники сирийского диктатора Башара аль-Асада перекачивают деньги из Сирии в Россию, а возможно и за ее пределы.

Несколько из членов семьи Маклюф, когда-то считавшейся самой богатой в Сирии и уступающей во власти и влиянии только аль-Асадам, купили недвижимость на 40 миллионов долларов США в двух московских комплексах небоскребов в финансовом районе столицы.

Считается, что эта семья, в составе которой находятся ближайшие кузены и советники аль-Асада, контролировала 60 процентов всей довоенной экономики Сирии. Почти ко всем Маклюфам применены санкции Европейского Союза и Соединенных Штатов Америки, либо за содействие в финансировании режима аль-Асада, либо за совершение нарушений прав человека.

«Благодаря центральной роли Маклюфов в режиме аль-Асада, они стали соучастниками некоторых из худших зверств 21-го века,» говорит Изобел Кошив, активист Global Witness. «Куплена ли московская недвижимость на средства из частного капитала Маклюфов, или за деньги, которые укрываются от имени режима, не остается практически никаких сомнений, что эти деньги связаны с серьезными нарушениями прав человека и коррупцией в Сирии.»

Принадлежащая Маклюфам недвижимость, которую они купили с 2013 г. по 2019 г. — это в основном офисные помещения, расположенные в престижном деловом районе Москвы, в комплексах небоскребов «Город Cтолиц» и «Федерация».

Расследование Global Witness установило факты, указывающие на то, что займы, полученные под залог некоторых из этиx объектов недвижимости, по-видимому, устроены таким образом, чтобы скрыть причастность Маклюфов к средствам, которые переводились из Сирии в Москву. Это предполагает возможность того, что средства, которые представляются на первый взгляд не связанными с Маклюфами, могли затем переводиться в страны другой юрисдикции, например, в Евросоюз, где на членов этой семьи наложены санкции.

Россия является ключевым союзником сирийского режима уже 50 лет. Она совершила военное вмешательство на стороне аль-Асада в сентябре 2015 г., изменив ход войны в его пользу.

«Эти покупки недвижимости - напоминание о второй, более скрытой роли России в содействии режиму аль-Асада,» говорит Кошив. «Российские банки оказывали помощь аль-Асадам в течение всей войны в Сирии, и наше расследование показывает, что Москва продолжает служить надежным укрытием для денег сирийского режима, а возможно и каналом доступа в международную финансовую систему.»

Крупнейший банк России - государственный Сбербанк - имел деловые отношения по крайней мере с одной из российских компаний Маклюфов, совершивших покупку некоторых из московских объектов недвижимости.  Сбербанк имеет отделения во всем мире, десятки банков-корреспондентов, а также клиринговые счета в евро и долларах США. Его деловые отношения с компаниями, связанными с Маклюфами, представляют серьезный нормативно-правовой риск для других банков ведущих операции со Сбербанком. Сбербанк не ответил на просьбу о комментарии, но в прошлом заявлял, что проявляет нулевую терпимость к отмыванию денег.

Глава семьи Маклюф - Мохаммед Маклюф, дядя Башара аль-Асада, который широко известен в качестве банкира аль-Асадов. Из его пятерых детей, четверо купили офисные помещения в московских небоскребах, а жена и свояченица Рами Махлюфа купили недвижимость в том же здании.

Global Witness направила письма всем заинтересованным лицам с просьбой прокомментировать, но не получила ответа. В редком интервью, данном Рами в 2011 г. он утверждал, что подвергся санкциям только из-за того, что является двоюродным братом Асада, и что Асаду его  деньги не нужны. В рекламных материалах один из младших членов семьи Маклюф утверждает, что источником богатства семьи являются их деловые интересы в Сирии.

Четверо братьев Маклюф связаны либо с финансированием сирийского режима, либо с его вопиющими издевательствами над сирийским народом. Хафез Маклюф, который из всех членов семьи купил наибольшее количество недвижимости в Москве, считается ключевым членом ближайшего окружения Башара аль-Асада и одним из главных идейных вдохновителей жестокой расправы правительства над участниками протестов за демократию в 2011 г.

Global Witness призывает все финансовые учреждения обеспечивать надежное функционирoвание процессов должной осмотрительности для того, чтобы предотвратить проникновение грязных денег – как, например, тех, что принадлежат Маклюфам - в глобальную финансовую систему.

/ ENDS

Contacts

Isobel Koshiw, Campaigner

[email protected]

Martha Marcuson, Communications Advisor

[email protected]

+44 (0) 7725 260 530

General/out of hours media enquiries

[email protected]

+44 (0) 7912517127

Notes to editor:

  • Информация об активах и финансах режима труднодоступна, благодаря террору, насаждаемому аппаратом аль-Асада в своей стране и за рубежом – это печально известный факт.
  • Маклюфы не облагаются санкциями со стороны России, и Global Witness обнаружила свидетельства о том, что Хафез свободно жил и вел дела в России в течение нескольких лет. Поскольку Маклюфы могли свободно вести дела в России, кажется, не было бы необходимости в использовании сложной кредитной схемы, скрывающей причастие Хафеза к этим средствам, если бы эти средства должны были остаться в России. Это предполагает, что деньги, возможно, переводятся через Россию в другие юрисдикции.
  • Деловые отношения между Сбербанком и Маклюфами являются частью общей тенденции содействия со стороны крупнейших российских банков сирийскому режиму. В 2012 г. и 2013 г. агентство Рейтер и газета Уолл Стрит Джорнал писали, что режим аль-Асада владеет счетами в двух крупнейших российских банках - Газпромбанке и ВТБ. Хотя Сбербанк в России не обязан подчиняться санкционному законодательству Европейского Союза или США, у него есть отделения в крупных финансовых центрах Европы и Соединенных Штатов Америки, в том числе в Лондоне, Франкфурте и Нью Йорке. У Сбербанка также насчитываются десятки банков-корреспондентов и клиринговые счета в евро и долларах США.
  • Запутанный характер займов, полученных под залог объектов недвижимости, должен был вызвать тревогу у Сбербанка, однако неясно, какая юридическая экспертиза проводилась банком в рамках должной осмотрительности в отношении этих займов.
  • Деловые отношения Сбербанка с компаниями, связанными с Маклюфами, представляют серьезный нормативно-правовой риск для других банков, ведущих операции со Сбербанком, и должны вызывать тревогу регуляторов в тех юрисдикциях, где применяются санкции против Маклюфов и где есть отделения Сбербанка. В своих прежних заявлениях в СМИ, Сбербанк утверждал, что «профессионализм, прозрачность и порядочность - основные ценности банка. Банк проявляет нулевую терпимость в отношении тех, кто поступает иначе.»
  • Источник средств на покупку недвижимости неизвестен. Возможно — это частный капитал семьи Маклюф, накопленный годами деятельности в качестве могущественных пособников и получателей выгоды от сирийского режима, в том числе во время правления отца аль-Асада, Хафеза аль-Асада.
  • С другой стороны, это могут быть средства, раскраденные в Сирии другими членами режима аль-Асада и спрятанные заграницей Маклюфами. Мухаммед Маклюф, пожилой отец братьев Маклюф и дядя Башара Аль-Асада был широко известен как банкир аль-Асадов. Согласно санкциям США и Евросоюза похоже, что его сыновья унаследовали какую-то часть этой роли.
  • Каждый из членов семьи Маклюфов, находящихся под санкциями, пытался опротестовать санкции Евросоюза, но Европейский суд неоднократно отверг их жалобы и подтвердил обоснованность санкций.
  • Вот что сказал Мухаммед Рами Маклюф о своем богатстве в статье, напечатанной под заказ в газете Baltimore Post Examiner: «Это факт, что я родился в семье, которая была хорошо раскручена в бизнесе и владеет несколькими крупными компаниями.»
Recent press releases